+38 (094) 710-48-98
+375 (17) 256-12-67
Перезвоните мне
Ежедневно c 9:00 до 23:00

Многоликий Биткоин (часть 3)

 28.06.2018

Теория третья: Биткоин как катализатор «идеальных денег» Джона Нэша

 

Основные положения: средство сбережения, независимое от влияния политических сил; сложность майнинга как воплощение индекса цен промышленного потребления (Industrial Consumption Price Index) Джона Нэша; идеализированный протокол расчётов между центральными банками, выпускающими собственные валюты.

 

 

Узкое сообщество людей, самые известные из которых пишут на Medium под именем Juice и в Twitter под именем SoakerPatoshi, в целом согласно с тезисом Биткоин-максималистов о том, что Биткоин, вероятно, станет новым золотым стандартом и вырастет во влиятельный глобальный актив с капитализацией в триллион долларов. Тем не менее эта группа по-другому представляет себе итоги такого развития. Её участники считают, что, даже если Биткоин по капитализации превзойдёт золото, фиатные национальные валюты останутся в обращении. Биткоин не дестабилизирует и не разрушит систему фиатных денег, а сыграет роль катализатора и заставит центральные банки более ответственно управлять валютными активами.

 

«Мир, в котором центральные банки управляют своими средствами оптимальным образом, сопоставим с миром, в котором Биткоин является законной валютой по всему миру, и центральные банки ориентируются на него при стабилизации курсов валют. Оба этих сценария являются воплощением теории идеальных денег»

 

Впервые такую возможность рассмотрел Хэл Финни — один из первых разработчиков Биткоина и первый человек, осуществивший транзакцию с Сатоши Накамото. Финни также известен как разработчик программы для шифрования данных Pretty Good Privacy. В 2010 г. он поделился своими представлениями о гипотетических Биткоин-банках на форуме сообщества:

 

 

«Банки могли бы выпускать собственные цифровые валюты, которые были бы подкреплены Биткоином и конвертировались бы в него, и на то есть вполне весомая причина. Сам по себе Биткоин не может масштабироваться настолько, чтобы каждая транзакция по всему миру транслировалась всем узлам и записывалась в блокчейн. Необходимо выстроить более лёгкий и эффективный вспомогательный уровень платёжных систем. То же касается и времени: обработка Биткоин-транзакций окажется слишком медленной, чтобы осуществлять средние и крупные платежи.

 

Банки, опираясь на Биткоин, позволят решить эти проблемы. Они смогут работать так же, как работали до национализации валюты. Разные банки смогут придерживаться разных правил, от более агрессивных до более консервативных. Некоторые будут действовать по принципу частичного резервирования, а некоторые на 100% подкрепят свои резервы Биткоином. Процентные ставки могут отличаться. Валюты одних банков могут оказаться дешевле остальных.

 

Джордж Селгин, разработавший теорию свободной конкуренции в банковской сфере, утверждает, что такая система была бы стабильной, защищённой от инфляции и саморегулируемой.

 

На мой взгляд, в этом и состоит будущее Биткоина: он станет могущественной резервной валютой, на основе которой банки будут выпускать собственные цифровые деньги. Большинство транзакций в биткоинах будет осуществляться между банками в рамках нетто-расчётов. Транзакции физических лиц будут столь же редкими, как оплата покупок в биткоинах сегодня».

 

Джон Нэш, экономист-лауреат Нобелевской премии, который привнёс в теорию игр такие важные понятия, как равновесие Нэша и задача о сделках, считал, что, несмотря на изначально благородные цели и заботу о благополучии общества, кейнсианская экономическая политика на практике лишь позволила государству в буквальном смысле печатать деньги, зарабатывая сеньораж посредством инфляции денежного предложения. Нэш часто сравнивал кейнсианцев с коммунистами-большевиками, отмечая, что и те и другие оправдывали централизованное управление системой и отсутствие прозрачности в принятии решений, особенно если дело касалось государственной валютной эмиссии.

 

Нэш писал, что, рассуждая об инфляционном таргетировании, чиновники из центральных банков на самом деле признают, что управление денежным предложением позволяет контролировать инфляцию. В своих расчётах центральные банки используют индекс прожиточного минимума, основанный на локальной стоимости товаров в том или ином регионе государства. Нэш предложил идею индекса цен промышленного потребления (ICPI), который играл бы роль международного стандарта для сравнения стоимости товаров и вычислялся бы на основе различных цен товаров в целом ряде регионов.

 

Нэш считал, что было бы неразумно возвращаться к золотому стандарту, так как, на его взгляд, из-за развития технологий, будущая стоимость производства золота становилась всё более непредсказуемой. Кроме того, по мнению Нэша, добыча золота осуществлялась не в самых удобных или политически благоприятных регионах, и в случае возврата к золотому стандарту эти регионы получили бы неоправданно сильное экономическое влияние.

 

В общих словах концепцию идеальных денег Нэша можно описать так: несмотря на то, что создать абсолютно стабильную валюту невозможно, валюта, наиболее близкая к этому идеалу, будет также стремиться к пределу, соответствующему стоимости оптимально составленной корзины сырьевых товаров. ICPI был бы шагом вперёд на пути к реализации идеальных денег Нэша, однако привязка валюты к индексу — не лучшее решение, так как он может изменяться под влиянием технологического прогресса, а его последующая корректировка может подвергнуться политическому давлению.

 

Сегодня мировые резервные валюты страдают от парадокса Триффина: краткосрочные внутренние интересы государств противоречат долгосрочным международным. Например, стремление увеличить инфляцию, чтобы стимулировать экономический рост, противоречит потребности в крепкой валюте со стабильной покупательной способностью. По мнению Нэша, выход валюты на конкурентный рынок, где она должна соревноваться с другими и совершенствоваться ради выживания, способствовал бы её укреплению. Тем не менее в наши дни между валютами нет традиционной конкуренции, которая должна приводить к их постепенному совершенствованию. Вместо этого валюты вовлечены в гонку девальвации. Хотя, как считал Нэш, прежде всего стоит уделять внимание не полезности денег для повседневных транзакций, а установлению в мировой экономике общего нерушимого стандарта ценности.

 

Некоторые видят Биткоин в роли катализатора для эволюции мировых валютных систем, благодаря которому валюты по стабильности приблизятся к оптимально составленной корзине сырьевых товаров. Кто-то даже считает, что работы Нэша 1960-х гг., возможно, предрекли появление таких систем, как Биткоин. Нэш писал: «Здесь я имею в виду политически нейтральное воплощение технологической полезности. Для того чтобы валюта считалась стоящей в понимании, соответствующем закону Грешема, достаточно лишь того, чтобы она не уступала другим материальным ценностям, пригодным для сбережения».

 

Недаром в последнее время в обсуждениях природы Биткоина сообщество всё чаще сходится на том, что называет его «цифровым золотом». Биткоин обладает всеми необходимыми свойствами для того, чтобы, подобно золоту, получить премиальную цену на мировом финансовом рынке. На самом деле, ограниченность предложения имеет значение не столько сама по себе, сколько в отношении к будущему объёму эмиссии. В течение следующих нескольких лет как соотношение запасов и потоков Биткоина, так и ограниченность его предложения относительно будущего объёма эмиссии упадут до уровня золота. Ежегодная инфляция продолжит снижаться. Многие уверены, что именно тогда Биткоин как средство страховки от инфляции привлечёт внимание всё большего числа инвесторов по всему миру.

 

Не исключено, что если Биткоин продолжит укреплять свои рыночные позиции, а его инфраструктура продолжит развиваться, центральным банкам и фиатным валютам придётся конкурировать с Биткоином, чтобы оставаться в игре. Возможно, граждане окажут давление на центральные банки своих государств и заставят их сократить объём эмиссии ради укрепления валюты, что приведёт к снижению инфляции. В этом случае Биткоин подействует так же, как меры по стабилизации валюты относительно оптимально составленной корзины сырьевых товаров, и для этого даже не придётся вводить ICPI. Таким образом, фиатные валюты приблизятся к идеальным деньгам в понимании Нэша. Некоторые верят, что цель Нэша скоро будет достигнута, ведь впервые за много веков у государственных валют появился конкурент – Биткоин.

 

Продолжение следует…

 

Источник

Новый коментарий