+38 (094) 710-48-98
+375 (17) 256-12-67
Перезвоните мне
Ежедневно c 9:00 до 23:00

Мы всегда будем переживать взлеты и падения, и криптовалюты не исключение

 02.02.2019

Возможно ли, что Биткойн подвергся манипуляциям со стороны Tether и Bitfinex с целью взвинтить его курсовую стоимость до небес? Возможно. Американская Комиссия по ценным бумагам и биржам уже начала соответствующее расследование. Мог ли хардфорк Bitcoin Cash привести к массовой распродаже криптовалют? Мог. Тем, кто пытается предсказывать будущее по прошлому, я могу только пожелать удачи.
Вполне вероятно, что недавний обвал курсов криптовалют в долларовом выражении был вызван общей неблагоприятной обстановкой в отрасли и расхождениями между ожиданиями и реальностью. Но прежде чем мы начнем разбираться, действительно ли нынешняя ситуация так уж уникальна, предлагаю вспомнить пузырь доткомов и его крах, обстоятельства которого очень напоминали историю с криптовалютами.
Для начала давайте разберемся, что происходит с психикой инвесторов, покупающих активы на волнах как хайпа, так и FUD(а). Во времена пузыря доткомов (расспросите о нем своих бабушек) многие инвесторы (а в особенности те, кто уже упустил легкие деньги) понадеялись на легкую добычу и вложили миллиарды долларов своих пенсионных накоплений в IPO интернет-компаний, включая, например, поисковики Excite.com (кто это?) и AltaVista.com (кто-кто?), а также зоомагазин Pets.com (серьезно?!). Впрочем, наравне с ними звучали и такие названия, как Amazon и Google. Стоило только инвесторам выразить интерес к акциям технологических компаний (а он был настолько высок, что простое прибавление «.com» к названию фирмы приводило к стремительному взлету их стоимости), как представители рынка наперегонки кидались предлагать им искомый товар.

Впрочем, инвесторы подобного толка не из тех, кто будет изучать белые книги проектов и вникать в их балансовые отчеты и выписки с банковских счетов – их интересует исключительно быстрая нажива. Как только становится ясно, что легких денег ждать не приходится, начинается массовый отток спекулянтов. Это порождает тревожность у других участников рынка, что побуждает к уходу с него еще большее количество игроков. Так запускается самовоспроизводящийся цикл страха, неуверенности и сомнений, и кислорода в комнате становится еще меньше. Точно таким же образом призывы спекулянтов покупать все больше и больше акций провоцируют у биржевых игроков страх упустить «уникальную возможность». Впрочем, среди представителей эры доткомов были не только бесчисленные провальные проекты, но и компании, которые сегодня занимают на рынке лидирующие позиции. Шансы угадать будущих победителей, однако, были минимальны: среди множества компаний, окруженных хайпом, но не подкрепленных реальными бизнес-моделями, которые позволили бы по максимуму использовать инновационные интернет-технологии, сложно было разглядеть проекты, способные играть вдолгую. Впрочем, инвесторы, вкладывающие средства на волне ажиотажа и выводящие их на волне страха и сомнений, не склонны утруждать себя подобными размышлениями. Их интересуют куда более приземленные вопросы – вроде «Когда я, наконец, смогу купить себе Lamborghini?» или «Когда уже стоимость моих активов взлетит до Луны?». Тем не менее, если бы в эпоху доткомов инвесторы такого типа не сбросили свои активы, быть может, в конце концов они оказались бы в числе акционеров Amazon, капитализация которой недавно преодолела отметку в 1 триллион долларов.

Кроме того, давайте взглянем на технологии, которые легли в основу пузыря и последующего краха доткомов. Нравится нам это или нет, интернет существует и по сей день – и не просто существует, но и приравнивается некоторыми к базовым правам человека (возможно, с некоторой натяжкой). Он позволил расширить охват и масштаб доступа к информации, сделав его беспрецедентным по своему размаху и силе оказываемого влияния. Интернет стал для человечества чем-то наподобие Александрийской библиотеки для древних египтян – открыл новые возможности для обучения, позволил преодолеть непреодолимые до того момента пространственно-временные препятствия и в целом ознаменовал переход человечества в информационную эру. Что касается пузыря доткомов, то нам следует спросить себя, какую долю в этой истории составлял пустой ажиотаж, а какую – действительно реализованный потенциал. В конце девяностых и начале нулевых сложно было предвидеть развитие платформ для онлайн-платежей, которое позже поспособствовало взрывному росту электронной коммерции. Было непросто представить, что спустя всего два десятилетия мы будем транслировать видео в реальном времени и с уверенностью предсказать появление социальных сетей. Что интернету действительно удалось сделать, так это вдохновить целое поколение умельцев и мыслителей на изучение возможностей новой технологии. Шумиха вокруг нее была переоценена, однако сама технология была надежной и остается таковой спустя несколько десятилетий. Без сомнений, крах пузыря доткомов стал большой неудачей, в которой можно обвинить избыток ликвидности, однако технология и интерес, который волна хайпа вокруг нее вызвала у целого поколения, вложившего средства в ее рост, бесценны. Сегодня мы воспринимаем многие явления как нечто самой собой разумеющееся – будь то живое видео, видеозвонки или социальные сети – однако все они являются плодами в том числе пузыря доткомов и его краха. Если бы мы не пережили этот цикл хайпа, то с большой долей вероятности вся человеческая энергия и изобретательность, которая была направлена на создание этих новых продуктов, так и не пришла бы в эту сферу.
Помимо этого, давайте проанализируем спрос и предложение. Что вызвало крах пузыря доткомов? Учитывая потенциал интернет-технологий, неудивительно, что они привлекли самых разнообразных шарлатанов и виртуозных мошенников. Учитывая, как активно инвесторы скупали акции в любых дотком-компаниях, стремительный рост их стоимости был практически само собой разумеющимся. Точно так же и прошлой зимой на фоне выпуска искусственно ограниченного количества токенов в рамках ICO вопрос, который был у всех на устах, звучал как «А ты получил свою долю?». Объем рыночной капитализации криптовалют достиг 700 миллиардов долларов и стремился к триллиону. На таком бурлящем рынке криптовалют, все больше отважных (или лучше сказать «оппортунистических») предпринимателей проводили свои ICO, выпуская токены для всего и вся. Проблема заключалась в том, что для некоторых проектов токенизация была удачным решением (например, для игр), а для других – нет. Несмотря на это, инвесторы не задавались вопросом, действительно ли для тех или иных ICO-проектов нужны блокчейн или токенизация – они просто хотели как можно скорее заполучить свои токены. Согласно всем существующим законам, как только предложение ICO сравнялось со спросом со стороны инвесторов, наметились первые признаки краха пузыря. В бурные дни бума доткомов компании, не имевшие реального бизнеса в интернете, по сути, лишь слепо следовали моде, поэтому падение стоимости их акций было вопросом времени. Впрочем, единственный плюс таких циклов хайпа заключается в том, что они имеют свойство выдыхаться сами по себе. В период бума доткомов каждая фирма, имевшая хоть какие-то представления об интернете, выходила на биржу; аналогичным образом, в недавнем прошлом каждая компания с минимальными представлениями о токенизации проводила ICO. Рано или поздно этот праздник должен был закончиться.
Без всякого сомнения, все это мы видели и раньше, и с большой долей вероятности рано или поздно увидим снова. Циклы формирования и краха пузырей были неотъемлемой частью рынков с момента их зарождения. Мы не можем ничего поделать со своей подверженностью периодам безудержного энтузиазма, сменяющегося пессимизмом, и едва ли это когда-либо прекратится.

Вот мы и подошли к теме предполагаемых манипуляций Tether и Bitfinex с курсом биткойна – которые, в свою очередь, очень напоминают пузырь «Компании «Миссисипи»», сформировавшийся и лопнувший в XVIII веке. Эта компания была детищем шотландского финансиста и осужденного убийцы Джона Ло, чьи экономические теории можно было отнести к области где-то между казино и биржей. Сбежав из тюрьмы, где он отбывал наказание за убийство, Ло отправился во Францию, которая в ту пору отчаянно нуждалась в экономическом восстановлении. Обремененная огромными долгами после разрушительных войн Людовика XIV, страна находилась на пороге уже третьего менее чем за сто лет банкротства. Ло предполагал, что скопирует и переплюнет голландскую модель центрального банка, выпустив бумажные деньги. Аналогичным образом Tether выпустил стейблкоин USDT. Идея Ло заключалась в том, что бумажные деньги помогут оживить торговлю, а вместе с ней и экономическую мощь Франции. Точно так же и стейблкоин Tether был призван стимулировать торговлю на криптовалютной бирже Bitfinex, попутно принося огромный доход его владельцам. Планы Ло в отношении Франции были гениальными: консолидация государственного долга в центральном банке означала, что обременительная задолженность правительства перед народом теперь конвертировалась в акции вышеупомянутого банка, или векселя, коими сегодня является основная масса валют. Например, когда-то доллар представлял собой обещание американского правительства выплатить его держателю эквивалент этого доллара в золоте. Таким образом, выпуск USDT является не отражением стоящего за ним доллара, а лишь обещанием заплатить по этому доллару.
Впрочем, давайте вернемся к Франции. Ее долги волшебным образом исчезли, а с появлением бумажных денег центральный банк мог печатать их столько, сколько Его Величеству было угодно. «Пусть едят пирожные!»

Новый коментарий