+38 (094) 710-48-98
+375 (17) 256-12-67
Перезвоните мне
Ежедневно c 9:00 до 23:00

Наблюдения о криптопузыре и Ripple (часть 2)

 17.01.2018

Уровни оценки проектов сейчас относительно приближаются к уровням дотком-пузыря

 

Позволю себе привести ссылки на ещё два текста: в первом я пытаюсь провести сравнение размеров пузыря доткомов и нынешнего криптопузыря, а второй – это превосходная статья Джона Феффера (John Pfeffer), приводящего убедительные аргументы касательно ценности Биткоина и других криптоактивов в долгосрочной перспективе и приходящего к тому же заключению, что и я: Биткоин может быть рациональным дополнением к инвестиционному портфелю, но при текущих уровнях оценки вряд ли стоит добавлять к портфелю любой другой криптоактив.

 

В первой статье я пришёл к выводу, что пузырь доткомов оценивался примерно в 4 трлн долларов, но около 90% этой суммы составляли институциональные деньги. В случае с криптосферой эта доля, вероятно, намного меньше, поскольку для институциональных инвесторов необходимы более чёткое регулирование и правила безопасности хранения активов. Я думаю, что значимый приток институциональных денег произойдёт только после того, как лопнет текущий пузырь, сформированный частными инвестициями.

 

На данный момент совокупная рыночна я капитализация общего объёма эмисси и (не только находящихся в обращении коинов, но включающая токены, зарезервированные для создателей/разработчиков – т. е. единственная осмысленная цифра капитализации; более подробно эта тема раскрыта в одной из моих прошлых статей)
всех криптоактивов превышает 1 трлн долларов. Это один триллион долларов для «активов», которые предлагают участие в динамике сети, но вовсе не долю во владении самими блокчейнами, компаниями или командами разработчиков. Я не хочу сказать, что многие из этих проектов не изменят экономику до неузнаваемости, как во многом это сделал интернет, но пока ещё этого определённо не произошло (также как интернет-компании ещё не сделали этого в 1999–2000 гг.).

 

Это означает, что текущий криптопузырь массой в 1 трлн долларов соотносится с приблизительно 400 млрд долларов частных инвестиций в пузыре доткомов. Как я уже писал в одной из своих предыдущих статей, конечно, криптовалютные активы имеют ценность, так что нельзя назвать всю эту область в чистом виде пузырём, но в настоящее время относительно безопасно предположить, что часть оценки стоимости криптоактивов, движимая общей манией, по меньшей мере достигла уровня пузыря доткомов по уровню участия частных лиц. Что касается оценки криптоактивов, я рекомендую всем прочесть превосходную статью Джона, ссылку на которую я давал выше.

Проблема Coinbase

То, что я называю проблемой Coinbase, довольно свойственно криптосфере. На данном этапе управление цифровыми активами для отдельных пользователей намного сложнее, чем покупка нескольких акций или даже участие в биржевом инвестиционном фонде (ETF). Кошельки, «холодное» хранение, множество различных бирж, настройка комиссий за транзакции – приходится беспокоиться об очень многих вещах, не говоря уже о лавировании между такими мошенническими схемами, как VERI, пампы «по команде» Джона Макафи или BCASH.

 

Поэтому охваченные манией люди обычно покупают то, чем им легче управлять. Это означает, что цена любого коина, по слухам, добавляемого на Coinbase, которая является наиболее вероятной первой криптобиржей для большинства людей, впервые покупающих криптовалюту сейчас, устремляется вверх по параболе без всякой видимой причины. Примеры этому – Ripple, BCash и Litecoin.

 

Это распространяется на публичные, устоявшиеся рынки, где Bitcoin Trust торгуется с премией от 20 до 150 % по отношению к своим основообразующим коинам (т. е. люди платят удвоенную цену, чтобы получить доступ к биткоинам через легко торгуемую ценную бумагу, по сравнению с тем, сколько им пришлось бы заплатить за покупку биткоинов напрямую).

 

В целом, типичный пользователь Coinbase, на мой взгляд, редко инвестирует в традиционные финансовые инструменты, как акции, облигации и ETF, и вполне может приобрести свой первый опыт получения прибыли и потери денег, торгуя криптовалютами на Coinbase. Я очень хорошо помню, насколько волнующими и мучительными были для меня первые шаги. Однако сегодня этот сегмент рынка управляет движениями цен на активы и нет регулирования, необходимого для предотвращения злонамеренного поведения, так что результаты порой просто ужасают (если криптовалюты не определяются как отдельный класс активов, подобно акциям и т. п., то инсайдерские сделки, как и сделки с целью отмывания денег, на самом деле являются незаконными, в то время как крипторынок в настоящее время буквально ассоциируется именно с такого рода деятельностью). Не помогает и то, что популярные финансовые медиа, такие как CNBC, временами тоже производят впечатление совершеннейших новичков в криптосфере.

 

Всё вышеописанное усиливает мою уверенность в том, что нынешняя криптомания не продлится долго, и что мы увидим внушительную коррекцию перед тем, как крипторынки, во многом очень похожие на Amazon, eBay, Google или Facebook, по-настоящему взлетят после окончания вымывания слабых игроков. Контраргумент о том, что криптовалюты уже много раз называли пузырём, но они всегда восстанавливались и становились только сильнее, нельзя назвать состоятельным. Нет никаких причин, по которым один актив (например, Биткоин) не мог бы пройти через несколько финансовых пузырей, после которых его цена падала на 80–90%, а потом восстанавливалась.
Так что да, я считаю, что более ранние ценовые пузыри Биткоина, действительно, тоже были пузырями, только меньшего –
гораздо меньшего – масштаба. Впрочем, это вопрос дискуссионный.

 

Всё, что имеет значение в отношении цены Биткоина – это в каком направлении она двинется теперь.

 

Источник →

Новый коментарий